Актуальные Проблемы Крайней Необходимости В Уголовном Праве

Команда юристов — Русслидсюрист пишет Вам. Мы рассказываем свой опыт и знания, которого в совокупности у нас больше 43 лет, это дает возможность нам давать правильные ответы, на то, что может потребоваться в различных жизненных ситуациях и в данный момент рассмотрим — Актуальные Проблемы Крайней Необходимости В Уголовном Праве. Если в Вашем случае требуется мгновенный ответ в вашем городе или же онлайн, то, конечно, в этом случае лучше воспользоваться помощью на сайте. Или же спросить в комментариях у людей, которые ранее сталкивались с таким же вопросом.

Аttention please, данные могут быть неактуальными, законы очень быстро обновляются и дополняются, поэтому ждем Вашей подписки на нас в соц. сетях, чтобы Вы были в курсе всех обновлений.

Превышение пределов крайней необходимости влечет уголовную ответственность лишь в случаях умышленного причинения вреда, но данное обстоятельство в соответствии со статьей 61 УК РФ признается смягчающим наказание[2].

Вопрос о ценности тех или иных интересов и благ разрешается, исходя из конкретной обстановки, с учетом важности объекта, которому был причинен вред, и объекта, который был защищен. Спасение собственной жизни за счет жизни другого человека, например, сбрасыванием со спасательного круга другого утопающего, чтобы спастись самому, не является правомерной крайней необходимостью [5, с. 77].

юридические науки

Нормы о крайней необходимости имеются в уголовных кодексах стран СНГ (Белоруссии, Латвии, Узбекистана, Казахстана, Кыргызстана и т. д.). В целом подход к регулированию данного института схож с российским, однако есть и уточнения. Так, в ст. 38 УК Узбекистана говорится, что правомерность крайней необходимости зависит от характера и степени предотвращенной опасности, реальности и близости ее наступления, фактических возможностей лица по её предотвращению, его душевного состояния в сложившейся ситуации и других обстоятельств дела. УК Кыргызстана содержит указание о том, что причинение чрезмерного вреда по неосторожности не является нарушением условий правомерности крайней необходимости [7, с. 247].

Целью, основной задачей действий лица, осуществляющего право необходимой обороны, является отражение общественно опасного посягательства, устранение непосредственной опасности, грозящей причинением вреда общественному или индивидуальному интересу.

Основные положения диссертации сообщались автором на теоретических, научно-практических конференциях и семинарах, проводимых в 2001-2002 гг. в Ставропольском государственном университете, Северо-Кавказском социальном институте (г. Ставрополь).

Историческая эволюция крайней необходимости в российском законодательстве

Понимание того, что непреступным должно расцениваться совершение деяния в состоянии необходимости («нужды») было воспринято и европейским каноническим правом, что нашло свое отражение в правиле о «краже из голодной нужды»: для спасения собственной жизни фактически дозволялось совершение деяния, которое при прочих условиях расценивалось бы как преступление.

Институт крайней необходимости, наряду с институтом необходимой обороны, — является одним из старейших институтов уголовного права. «Упоминание о нем в отечественном законодательстве мы находим в гл. Х Соборного Уложения 1649 г В ст. 283 говорится: «а будет кто собаку убьет ручным боем не из ружья, бороняся от себя, и ему за ту собаку цены не платить, и в вину ему того не ставити» .
«В дальнейшем институт крайней необходимости получил развитие в Воинском Уставе Петра I, Положения о крайней необходимости нашли отражение в артикулах 123,154,180 и 195. Так, в артикуле 180 указывалось: «тако и с теми таким же образом поступать надлежит, когда у подданных дворы, бревна, заборы и прочее сломаны и сожжены или хлеб на поле отравлен, или потрачен будет, разве по необходимой нужде востребуется и на то позволится» .
В условиях крайней необходимости (крайней голодной нужды) признавались в артикуле 195 Воинского Устава Петра I действия, образующие кражу продуктов, если она была малозначительной. Наказание воровства обыкновенно умаляется или весьма отставляется ежели кто из крайней голодной нужды (которую он доказать имеет) съестные или питейные, или иное, что не великой цены украдет.
Анализируя в своих трудах институт крайней необходимости, Н.С. Таганцев писал, что положения о нем в действующих законодательных актах (Свод Законов по изданию 1842 г. и Уложение 1845 г.) были крайне неопределенны и противоречивы .
Однако, по мнению И.Д. Викторова, «более прогрессивными и отвечающими потребностям практики являлись положения о крайней необходимости, нашедшие отражение в Уголовном Уложении 1903 г. Так, в ст. 46 говорилось, что «не почитается преступным деяние, учиненное для спасения жизни своей или другого лица от происшедшей вследствие угрозы, незаконного принуждения или иной причины опасности, в то самое время другим средством неотвратимой. При тех же условиях не почитается преступным и деяние, учиненное для ограждения здоровья, свободы, целомудрия или иного личного или имущественного блага, если учинивший имел достаточное основание считать причиняемый им вред маловажным сравнительного с охраняемым благом» .
В ст. 20 УК РСФСР 1922 г. было установлено, что не подлежит наказанию уголовно наказуемое деяние, совершенное для спасения жизни, здоровья или иного личного или имущественного блага своего или другого лица от опасности, которая была неотвратима при данных обстоятельствах другими средствами, если причиненный при этом вред является менее важным по сравнению с охраняемым благом.
По существу регламентация крайней необходимости не претерпела изменений в УК РСФСР 1926 г., но почему-то ее включили в ч. 2 ст. 13 УК, а ч. 1 этой статьи была посвящена необходимой обороне. В одной статье устанавливались два различных по своей природе обстоятельства, исключающие преступность деяния, что представляется необоснованным.
В ст. 14 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. определялось, что не является преступлением действие, хотя и подпадающее под признаки деяния, предусмотренного уголовным законом, но совершенное в состоянии крайней необходимости, т.е. для устранения опасности, угрожающей интересам Советского государства, общественным интересам личности или правам данного лица или других граждан, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами и если причиненный вред являлся менее значительным, чем предотвращенный вред .
В указанной редакции указанная норма просуществовала более 3-х десятилетий и только принятие УК РСФСР 1960 г. позволило редакционно изменить ее и наполнить социально-позитивным содержанием. По своей правовой сущности действия, совершенные в состоянии крайней необходимости, признавались непреступными и исключающими уголовную ответственность. По социальной значимости они были отнесены к общественно-полезным действиям, одобряемым и поощряемым государством. Таким образом, закрепление в законодательстве правовых и социальных оснований для обоснования действий, совершаемых в условиях крайней необходимости, предоставляло гражданам широкую возможность принимать участие в предотвращении вреда правоохраняемым интересам.
Так же решается этот вопрос и в современной доктрине уголовного права. В соответствии со ст. 39 УК РФ, «не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этот не было допущено превышения пределов крайней необходимости». Существенной новацией является дополнение нормы о крайней необходимости указанием на превышение ее пределов (эксцесс крайней необходимости), понятие которого дается в ч. 2 ст. 39 УК РФ.
Таким образом, уголовно-правовой институт крайней необходимости в России прошел длительный путь развития, нередко тесно соприкасаясь и «переплетаясь» с другим обстоятельством, исключающим преступность деяния: необходимой обороной.

Вам будет интересно ==>  Электрогазосварщик Условия Труда Предельно Допустимые

1.1.Понятие крайней необходимости

Крайняя необходимость признается обстоятельством, исключающим преступность (наказуемость) деяния, во всех странах мира. В подавляющем большинстве государств этот субинститут четко регламентирован в уголовных кодексах.
Так, в УК Швейцарии ст. 34 «Крайняя необходимость» гласит: 1. Если лицо совершает деяние для того, чтобы предотвратить непосредственную и непредотвратимую иными средствами опасность, грозящую благу, принадлежащему лицу, собственной жизни, здоровью, чести, свободе, имуществу, то оно является ненаказуемым, если данная опасность не была виновно создана этим лицом и если по обстоятельствам дела нельзя было требовать от него принесения в жертву подвергаемого опасности блага.
Если опасность была виновно создана этим лицом или если по обстоятельствам дела можно было требовать от него принесения в жертву подвергаемого опасности блага, то судья смягчает наказание по собственному усмотрению (ст. 66).
Если лицо совершает деяние для того, чтобы предотвратить непосредственную и непредотвратимую иными средствами опасность, грозящую благу, принадлежащему другому лицу, собственной жизни, здоровью, чести, свободе, имуществу, то оно является ненаказуемым. Если лицо могло осознавать, что от того, кому принадлежало благо, можно было требовать принесения в жертву подвергаемого опасности блага, то судья смягчает наказание по собственному усмотрению (ст. 66) .
В УК Норвегии § 46 гласит: «Никто не может быть наказан за деяние, совершенное для спасения лица или собственности от опасности, которая в противном случае являлась бы неотвратимой, если обстоятельства оправдывают его, поскольку ущерб оказался бы более значительным по сравнению с тем, который мог бы быть вызван его деянием» .
В бывших республиках СССР понятие крайней необходимости во многом соответствует определению, которое содержится в ст. 39 УК РФ. Ст. 36 УК Республики Беларусь гласит: «1. Не является преступлением действие, совершенное в состоянии крайней необходимости, то есть для предотвращения или устранения опасности, непосредственно угрожающей личности, правам и законным интересам данного лица или других лиц, интересам общества или государства, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный.
Состояние крайней необходимости признается также в случае, если действия, совершенные с целью предотвращения опасности, не достигли своей цели и вред наступил, несмотря на усилия лица, добросовестно рассчитывавшего его предотвратить» . Ст. 42 УК Таджикистана указывает, что «1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым настоящим Кодексом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей жизни, здоровью, правам и законным интересам данного лица или иных лиц, интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышение пределов крайней необходимости.
2. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующее характеру и степени угрожающей опасности и обстоятельствам, в которых опасность устранялась, когда право охраняемым интересам был причинен вред, равный или больший, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой ответственность лишь в случаях умышленного причинения вреда.
3. При оценке правомерности деяния, совершенного в состоянии крайней необходимости, учитываются характер и степень предотвращаемой опасности, реальность и близость ее наступления, фактическая возможность, лица по ее предотвращению, его душевное состояние в сложившейся ситуации и другие обстоятельства дела».
Ст. 30 УК Грузии гласит: «Не являются противоправными действия лица, совершившего предусмотренные настоящим Кодексом деяния в состоянии крайней необходимости, то есть причинившего иному лицу вред для предотвращения опасности, угрожавшей правовым благам самого причиняющего вред лица или другого лица, если предотвратить эту опасность нельзя было иными средствами и если блага, которым был причинен вред, были менее значительными, чем спасенные».
Ст. 44 УК Республики Армения указывает, что «1. Не признается преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей жизни, здоровью, правам и законным интересам данного лица или других лиц, интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.
2. Превышением крайней необходимости признается причинение умышленного вреда, явно не соответствующее характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам устранения опасности, если охраняемым законом интересам причинен равный или больший по сравнению с предотвращенным вред»
В других странах субинститут крайней необходимости основан на уголовно-правовой доктрине, судебной практике или судебном прецеденте (Великобритания, некоторые штаты США, Нидерланды, Турция и Франция).
В УК Франции ст. 122-7 указывает, что «не подлежит уголовной ответственности лицо, которое в условиях наступившей или неминуемой опасности, угрожающей ему самому, другим лицам или собственности совершает необходимое для своей защиты, защиты другого лица или собственности действие, за исключением случаев явного несоответствия используемыми средства защиты и тяжестью угрозы» .
Уголовное законодательство и судебная практика современных государств предусматривают целый ряд условий правомерности действий, совершенных в состоянии крайней необходимости, относящихся как к предотвращаемой опасности, так и к защите от нее. Такими условиями являются: 1) реальная опасность правоохраняемым интересам; 2) наличная опасность, т.е. существующая в настоящее время, а не возможная в будущем или имевшая место в прошлом. При этом собственно «наличной» опасность названа в уголовном законе Германии, Греции, Италии, Парагвая, Японии. УК большинства стран СНГ (в том числе России) характеризуют опасность как «непосредственно угрожающую», УК Эстонии — как «непосредственную или непосредственно угрожающую». УК некоторых других стран говорят об опасности как о «наступившей или неминуемой» (Колумбия, Франция) или как о «неизбежной» (Армения, Куба, Молдова, Норвегия, Румыния); 3) отсутствие спровоцированности самим причинителем вреда. Специальная оговорка об этом имеется в УК Испании, Италии, Колумбии, Кубы, Литвы, Португалии, Сербии, Сан-Марино, Судана, Швейцарии, отдельных штатов США. Хотя в некоторых из указанных стран (например, в Литве), если все же угроза была спровоцирована по неосторожности, то крайняя необходимость оказания сопротивления преступному посягательству признается; 4) отсутствие возможности устранения опасности иными средствами, кроме как причинением вреда охраняемым уголовным законом интересам интересам. Это требование зафиксировано в уголовном законодательстве (судебной практике, доктрине) всех стран мира; 5) равнозначность, т.е. причинение вреда не должно превышать пределов крайней необходимости. По УК Испании и Японии превышение имеет место только в случае, если нанесенный вред больше предотвращенного (в УК Беларуси аналогичная норма действовала до 2003 г.). Белорусский законодатель (пожалуй, единственный в мире) допустил, что никакого предотвращения вреда как результата может и не быть. Согласно УК Беларуси (ч. 2 ст. 36) «состояние крайней необходимости признается также в случае, если действия, совершенные с целью предотвращения опасности, не достигли своей цели и вред наступил, несмотря на усилия лица, добросовестно рассчитывавшего его предотвратить».
В ряде стран законодатель при определении пределов крайней необходимости исходит не из размеров причиняемого вреда, а из соотношения ценности защищаемых благ (интересов) и тех, которым наносится вред (Польша, Португалия, Эстония).
Как правило, уголовное законодательство не устанавливает никаких конкретных ограничений в отношении действий, которые могут совершаться при наличии крайней необходимости. Исключение составляет УК Судана (ст. 15), согласно которому крайняя необходимость «не может служить оправданием для совершения убийства, за исключением тех случаев, которые связаны с исполнением долга» .
Таким образом, крайняя необходимость признается обстоятельством, исключающим преступность (наказуемость) деяния, во всех странах мира. При этом, в подавляющем большинстве государств этот субинститут четко регламентирован в уголовных кодексах.

Вам будет интересно ==>  Является Ли Предварительный Договор Купли Продажи Фактом Права На

1.3. Крайняя необходимость в зарубежных странах

Условия действий по устранению опасности относится, как мы упоминали к одной из двух групп условий, при соблюдении которых вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, может быть признан непреступным.
Первое условие — опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другим путем без причинения вреда. Именно это условие и дало название этому институту. Если существовали иные способы устранения опасности, не связанные с нарушением чьих-либо прав и интересов, то лицо обязано было избрать именно эти способы. Вопрос о том, был ли данный способ единственным, крайним средством спасения от опасности, должен решаться сугубо индивидуально по каждому конкретному делу с учетом всех обстоятельств. Вполне возможно, что лицо, профессионально готовое к работе в экстремальных условиях, в сложной ситуации и сможет найти иной выход из опасного состояния, а человек, не обладающий специальными навыками и знаниями, не сможет этого сделать.
Крайняя необходимость, по общему правилу, может быть реализована путем действий, но в исключительных случаях — и путем бездействия. Например, когда лицо не выполняет свою обязанность по спасению менее ценного блага, а спасает более ценное. Например, когда врач, спасая больного, не является в суд для дачи свидетельских показаний.
Второе условие — вред, причиненный при устранении опасности, должен быть меньше вреда предотвращенного. Недопустимо причинение равного, а тем более большего вреда, чем грозивший. Не все государства, в уголовных кодексах которых предусмотрен данный институт, подобным образом решают этот вопрос. Так, в ч. 5 ст. 21 УК Испании говорится, что при крайней необходимости вред должен быть причинен не больший (т. е. может быть и равный), чем грозящий .
Прежде всего следует обратить внимание на то, что вред должен быть предотвращенным, а не предотвращаемым, т. е. если гражданин пытался устранить грозившую опасность путем причинения вреда охраняемым законом объектам, но по причинам, не зависящим от его воли и сознания, не смог этого сделать, то ссылаться на крайнюю необходимость как обстоятельство, исключающее преступность деяния, он не может. Ведь в этом случае пострадавшими оказываются два объекта. Но, без сомнения, мотив, которым руководствовалось лицо при причинении вреда — желание устранить больший вред, должен быть учтен при избрании вида и размера наказания как смягчающее обстоятельство.
Ряд авторов (В. Ф. Кириченко) высказывали мнение, что вред, причиненный при устранении опасности, должен быть не только меньше вреда избегнутого, но и наименьшим из всех возможных. Подобная позиция не нашла поддержки у большинства юристов и в судебно-следственной практике. Вред, причиняемый для устранения опасности, может быть любым по степени тяжести, вплоть до причинения смерти. Но недопустимо спасение от опасности собственной жизни за счет гибели другого лица в ситуациях, когда речь идет о том, что спастись может только один из двух в экстремальной ситуации .
Например, если в результате кораблекрушения двое граждан оказались в открытом море, а под рукой имеется плавсредство, способное выдержать только одного, сталкивание с этого плавсредства одного гражданина другим во имя спасения своей жизни будет преступным. В то же время нельзя согласиться с нелогичным утверждением, существовавшим в советской (российской) уголовно-правовой литературе, о том, что преступным будет «перерезание веревки альпинистом, находящимся в связке с другим альпинистом, сорвавшимся со скалы» (по мнению этих «гуманистов», веревку не следует перерезать, видимо, надо подождать, пока оба альпиниста сорвутся в пропасть или замерзнут, наступление двух смертей вместо одной — это более «гуманно»).
Таким образом, условиями правомерности крайней необходимости, характеризующими действия, направленные на устранение опасности, являются: опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другим путем без причинения вреда и вред, причиненный при устранении опасности, должен быть меньше вреда предотвращенного.